crivelli: (Default)
Собралась с духом и записала мой перевод "Рая" ("Над небом голубым") на иврит
Памяти Анри Волохонского
לזכרו של אנרי וולוחונסקי

crivelli: (Default)
RIP Анри Волохонский (1936-2017)


crivelli: (Default)
Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Только что, цитируя памятное с детства стихотворение Блока, осознала, что под речными нимфами автор подразумевал кувшинки нимфеи. А ведь так бы и умерла с барочным образом Офелии, в чьих волосах майские розы переплелись с мелкими наядами.
Когда я начала рассказывать о своем прозрении [personal profile] singolare, он с интересом спросил: "Неужели он имел в виду личинок?"
И еще одно соображение: не имелась ли в виду Офелия Маковского? Правда, в волосах у нее нечто скорее похожее на маки и рождественские розы, а вовсе не майские, но зато такого количества нимфей ни у одной из известных мне Офелий не наблюдается.


crivelli: (Default)
There was a little girl,

Who had a little curl,

Right in the middle of her forehead.

When she was good

She was very good indeed,

And when she was bad she was horrid.

Я помнила этот стишок с детства - из какой-то учебной книжки с картинками - то ли венгерской, то ли польской - и всегда с ним самоидентифицировалась. Но никогда не видела продолжения и не знала автора (автора "Гайяваты").

http://en.wikisource.org/wiki/There_Was_a_Little_Girl

Теперь бы еще картинку из той книжки найти.
crivelli: (Default)
Наверное, это только естественно, что первая и практически единственная (если не считать двух кратких откликов в хронике "Воздуха") рецензия на "Точки схода, точку исчезновения" написана на идиш. Тоже своего рода точка исчезновения...
Спасибо Михаилу Крутикову за отклик и Дову-Беру за ссылку!
crivelli: (Default)
Инна Львовна Лиснянская скончалась в ночь на 12 марта 2014 года в Хайфе.

* * *

Я время глажу по лицу —
По циферблату на руке,
А время движется к концу,
И смерть уже невдалеке.

Но смертью я не смущена,
Морской меня тревожит вид:
В квадратной проруби окна
Свобода синяя дрожит.
crivelli: (Default)
The Dying Philosopher to His Fiddler
by John Drinkwater


COME, fiddler, play one tune before I die.
Philosophy is barren, and I lie
Untouched now by the plagues of all the schools,
And only silly fiddlers are not fools.

Bring then your bow, and on the strings let be,
In this last hour, merely the melody
Of waves and leaves and footfalls hazardous,
Where crafty logic shall not keep with us.

The patient fields of knowledge did I sow ;
I have done with knowledge — for I nothing know,
Wisdom and folly set their faces hence,
And in their eyes a twin-intelligence.

Only your notes may quick again the keen
Tree-shadows cut upon the paddock's green.
The pools where mirrored branches are at rest,
The heron lifting to her windy nest.

And these are things that know not argument ;
Come, fiddler, play ; philosophy is spent.
Out of my thought the chiding doctors slip,
And you are now the only scholarship.


УМИРАЮЩИЙ ФИЛОСОФ СКРИПАЧУ )

Это последний перевод Дринкуотера.

Profile

crivelli: (Default)
crivelli

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45 6 7 8
9 101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 29th, 2017 10:49 am
Powered by Dreamwidth Studios